24.10.2016 в 17:35Казахстан и Мир

Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы
Фото:centralasia-travel.com
 
Работающими иностранцами в Алматы и Астане, а также на нефтяном западе страны сегодня не удивишь. А что делают и думают о жизни в Казахстане экспаты, которые попадают в другие города страны? Майя Акишева (comode.kz)записала истории героев, в которых есть место интересному опыту, восторгам и разочарованиям.


Памела и Микаэл Страндберг, исследователи, Караганда


Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Памела: Мы приехали в Казахстан на шесть месяцев с дочерьми Евой (4 года) и Сарданой (2 года). Мы с Микаэлом не представляем себе поездок без детей. Наши малышки с огромным любопытством смотрят на мир, и это огромная радость – делить с ними впечатления. Мой муж – швед, мы живем в городе Мальмё. Но вообще-то я родом с севера Канады, так что мне не в диковинку карагандинский ветер в декабре, напоминает наш знаменитый ветер чинук, за вычетом белых медведей.

Мы никогда раньше не были в Центральной Азии, а регион всегда был нам интересен, к тому же, со стороны Казахстан казался привлекательным и гостеприимным местом. Я пишу исследовательскую работу в Лундском университете в Швеции, и подвернулась возможность приехать по партнерскому соглашению в Карагандинский государственный университет. Здесь я продолжаю исследования и параллельно преподаю. Моя тема – взгляд на деятельность международных организаций, таких как ООН, с исторической точки зрения. Еще я веду курс по международным отношениям между РК и международными организациями, меня приятно удивили мои студенты, которые поделились своими интересными мыслями о будущем страны – как оптимистичными, так и не очень.

Мои студенты – люди открытые и дружелюбные. Нас не раз приглашали в аулы на бешбармак. Дочкам очень понравились конина и курт. Нам с мужем, впрочем, тоже. Сам я учу казахский. Вообще, у нас семейная страсть – открывать для себя новые культуры, знакомиться с людьми, ездить в новые места. А когда ты открыт для всего нового, люди открываются тебе в ответ.

После независимости Казахстан переживает переходный период, исторический. Эта трансформация – то, что делает вашу страну такой удивительной и интересной для нашей семьи. Я не задаю слишком много вопросов о будущем Казахстана, и считаю, что мне повезло узнать Караганду такой, какая она есть, пусть даже зимы здесь суровые. Я социальный антрополог и пытаюсь жить текущим моментом. Жить моментом вообще хорошо.


Микаэл ведет блог о своем пребывании в Казахстане kazakhstanunknownterritory.blogspot.com. Мы приводим выдержки из его записей:

"Позавчера ходили на хоккей. Это был удивительно хороший матч. Местная команда "Сары-Арка" играла против алматинцев. Ледовая арена в Караганде новая, свежая и замечательная. Чтобы добраться до нее, правда, пришлось долго идти по грязи. Удивительно, но внутри это сооружение, рассчитанное на 3-4 тысячи человек, было почти пустым, каких-нибудь 100 зрителей. И при всем при этом – высокий стандарт игры".

Думаю, быть консьержем – ответственное занятие. И, как с любой другой профессией, есть люди, которые это дело любят и которые ненавидят. Наша консьержка, готов поспорить, дальняя родственница чекиста Феликса Дзержинского. За те два месяца, что мы здесь, я видел улыбку на ее лице лишь пару раз. В остальное время на нем написаны неодобрение и враждебность. Мы ей не нравимся. Она смотрит на меня с подозрением и, очевидно, не одобряет того факта, что я остаюсь дома с детьми, когда жена уходит на работу, и делаю вещи, которые традиционно здесь делают женщины. Вчера она начала с криком стучать в дверь. Пока я оделся и подошел, консьержка чуть ее не вынесла.

"Жена. Где жена? – закричала она на меня. – Она положила слишком много белья в стиральную машинку. Иди чини!”

Я уже привык к тому, что здесь люди могут повысить на тебя голос, и меня это не сильно беспокоит. Так что я улыбнулся и сказал:

"Спасибо!”

Она фыркнула в ответ. Когда пришла жена, выяснилось, что консьержка сама положила всю одежду в одну машинку, а жильцам делать это воспрещено.

Денег на жизнь мы здесь тратим практически столько же, сколько в Швеции или Манчестере. Разница – в качестве еды. Что-то лучше здесь, что-то – в Европе… Здесь дорогие импортные товары, например, цена на памперсы в два раза выше, чем в Швеции и Манчестере. Мясо, яйца, молоко, фрукты и овощи стоят примерно столько же. Водка, хлеб, соль и пиво гораздо дешевле, чем в Швеции. Один литр пива, например, дешевле, чем самая дорогая вода.

Музейные работники…Почему они никому не разрешают фотографировать? Фото привлекают других туристов, это же выгодно для музея? Музейные смотрители сгоняют посетителей в кучу, не дают провести столько времени, сколько тебе хочется, перед экспонатом, а еще они шикают на детей, когда те на секунду засмеются от радости. Мне кажется, музей должен быть источником знаний, а не "гулагом"… Самый дружелюбный персонал из примерно десяти посещенных нами музеев, как ни странно, оказался в Музее Карлага в поселке Долинка – улыбки, дружелюбие, готовность помочь.

Здесь очень сильно чувствуется советское наследие (лично мне это очень нравится). Повсюду можно найти приметы Великой Отечественной войны. Мой любимый монумент – памятник летчику Нуркену Абдирову. В его самолет попал заряд. Абдиров понял, что шансов выжить нет, и направил самолет в колонну немецких танков, пожертвовав своей жизнью, чтобы уничтожить врага.

Несмотря на то, что под Карагандой в сталинскую эпоху находились крупнейшие лагеря, сегодня это очень позитивное и динамичное место. Из-за массовой депортации население здесь смешанное, очень много красивых людей. Президент Казахстана, кстати, довольно долго жил здесь и работал в Темиртау… А еще здесь родились многие талантливые спортсмены, например, боксер Геннадий Головкин. Что ж, в каком-то смысле мы теперь тоже часть истории этого города!

Когда впервые видишь дома, которые здесь называют хрущевками (я их хорошо помню по своей жизни на Колыме), они кажутся грязными, обветшалыми и довольно ужасными. Ощущение усугубляется, когда заходишь в подъезд с облезлыми стенами и странным запахом. Но стоит только оказаться в квартире, все меняется, – она будет уютной, теплой и гостеприимной. Казахстанские гостеприимство, щедрость и теплоту практически никто не может превзойти.

Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Казахстан гораздо современнее, развитее и богаче, чем я ожидал. Гораздо! Даже в Караганде, где, как я слышал, закрываются производства и жить становится сложнее, повсюду можно видеть новые стройки. Есть сильное ощущение, что многих молодых ждет большое будущее, даже несмотря на то, что люди за 45, кажется, скучают по Советскому Союзу. А еще кажется, что мотивация у казахстанцев - этнических казахов выше, чем у их сограждан русского происхождения.

Здесь вкусные фрукты и овощи. Я был потрясен, когда понял, что мы, шведы, по сути, уже не понимаем отличия генно-модифицированных продуктов от настоящих. Местные сливы, не очень красивые снаружи, на вкус оказались невероятными, сладкими и сочными. В Швеции они выглядят как с картинки, но вкуса никакого. Вот вам еще одна причина для того, чтобы переехать в Казахстан!


Хосе Луис Алонсо, взрывник/индустриальный инженер, провел в Караганде 3 года


Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Я прилетел в Казахстан из Ганы, где вечное лето, в феврале 2009 года.Картина была такая: 2 часа ночи, -25 градусов и всюду снег. Сам я родом из города под названием Пуэрто-Сагунто неподалеку от Валенсии.

Моя компания предоставляет услуги горнодобывающим ведомствам, поэтому мы ездим по странам и городам, где развита эта сфера. Караганда – один из таких городов. Встретил я в Гане человека, который раньше работал в Кокшетау. Он заявил, что Казахстан был худшим из мест, в которых ему доводилось работать. Через две недели мне позвонили из штаб-квартиры и предложили перевестись сюда. Конечно, я моментально согласился.

Когда я ехал в Казахстан, примерно представлял, чего ждать: холодные зимы, тяжелая работа, полицейский и государственный контроль, коррупция, красивые женщины. На поверку все так и вышло.

5 лет назад Караганда была непростым местом для иностранцев, да их там почти и не было. Мне было трудно сойтись с людьми, потому что я не знал ни слова по-русски, а они не говорили по-английски. Потом я встретил парня, который преподавал во "Французском альянсе”. Я говорю по-французски, мы сдружились. Он познакомил меня с другими англо- и франкоговорящими ребятами, это спасло мне жизнь. Лучшее, что со мной случилось в Казахстане (кроме того, что в Караганде я повстречал свою жену), – это хорошие друзья. Нашим любимым развлечением было пойти на рок-концерт, а потом продолжить вечеринку у меня дома. Душевные там люди живут. Но мне все равно хотелось, чтобы рядом был испанец, с которым на родном языке можно было обсудить смешные или странные ситуации.

Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Люди во всем мире любят спрашивать: "Как тебе наша страна?” Нормальный вопрос. Но когда слышишь его в тысячный раз, это раздражает. А еще местные таксисты любят интересоваться твоей зарплатой, женат ли ты, есть ли у тебя дети. Это интимные вещи, обсуждать которые я не привык.

Жизнь в Казахстане принесла мне колоссальный опыт, помимо изучения русского языка и углубления рабочих навыков. Казахстан закалил мой разум, характер и даже желудок. Он заставил меня увидеть, в каких тяжелых условиях могут жить люди – я говорю сейчас не про Караганду, а другие города, поменьше. После этого так смешно слышать жалобы европейцев на свою жизнь. Казахстан – отличная школа жизни, которая учит придерживаться реальных, а не выдуманных критериев.

Если бы мне приснился сон про Караганду, это был бы сон, в котором я прихожу в магазин, а продавец мне улыбается. Но это только сон, в жизни вы такого не увидите.


Ромэн Гийуар, менеджер по логистике, Усть-Каменогорск


Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Приехав в Казахстан в 2006-м, я сначала работал в Актау, потом в Атырау, а с 2012-го я в Усть-Каменогорске. Помню, когда я приехал в Баутино (Актау), одна девушка сказала мне: "Ты не думай, в Казахстане не везде так”.

Сначала мне мешал языковой барьер, но я быстро выучил русский и нашел хороших друзей. После того, как мы поженились с Куралай (мы познакомились в Баутино), решил, что и казахский было бы неплохо выучить, чтобы лучше понимать ее родственников, но пока я что-то ленюсь идти на курсы – времени ни на что не хватает. Когда живешь за границей, важно изучать местные традиции. Я узнал многое о казахских и русских обычаях, живя здесь. Усть-Каменогорск, кстати, больше похож на русский город, чем на казахский.

В 30 минутах езды от Усть-Каменогорска есть горнолыжные курорты, которые достаточно хороши, чтобы провести там пару часов в день зимой. Летом я люблю ездить на Бухтарминское водохранилище. А еще в Усть-Каменогорске есть шопинг-центр "Император”, в котором можно и на людей посмотреть, и кофе попить.

Чаще всего мне задают этот вопрос: "Почему ты работаешь в Усть-Каменогорске? Все хотят отсюда уехать из-за экологии, а ты приехал”. У нас с дочерью действительно есть проблемы с носом из-за загрязнения воздуха.

Я родом из маленького города в провинции Шампань, привык жить в своем доме. В казахстанской квартире скучаю по саду, хотелось бы за ним ухаживать. А еще тяжело бывает в Рождество, когда вся семья собирается вместе во Франции, а ты не можешь присоединиться к ним из-за работы.


Бэт Херд, 20 лет в Казахстане, 8 из которых прожила в Шымкенте
 

Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Впервые я приехала в Казахстан в 1991 году. 2 года жила в Алматы. В 97-м мы с моим мужем приехали в Шымкент, где провели 8 лет. Я попала в Казахстан сразу после окончания университета. Мне казалось, что это такое захватывающее приключение - изучать русский в Советском Союзе. В университете я училась на журналиста, мне было интересно изучать другие культуры, писать о них. Честно говоря, я ничего не слышала о Казахстане вплоть до того момента, когда решила приехать. Эта часть света была неизвестна большинству американцев, что делало мою поездку еще более интригующей.

В общем, я не знала, чего ждать, была молодой и наивной. И очень удивилась, когда поняла, с какими трудностями придется иметь дело. В 91-м были большие проблемы с продуктами питания, я не понимала систему талонов и часто на ужин у меня была только вареная картошка. Когда мы переехали в Шымкент в 97-м, тоже было непросто физически, – в городе постоянно отключали отопление, газ и электричество. Впрочем, были и приятные сюрпризы – например, чудесное гостеприимство шымкентцев. Там мы нашли друзей, которые стали нашей семьей. Мои самые теплые воспоминания от этого города – трапезы, которые нам довелось разделить с казахскими семьями, сидя на корпе перед низким столиком с зажженными свечами. Наши родные в Штатах (я родом из Техаса) переживали, что казахи – мусульмане, а мы христиане, и у нас могут быть проблемы. Все вышло ровно наоборот. Казахи такие доброжелательные, что различия не стали препятствием для нашей дружбы.

В Шымкенте мы занимались проектами гуманитарной помощи. Наша компания поддерживала малый бизнес, предоставляла медицинские услуги и помогала оралманам, которые возвращались в Казахстан. За эти восемь лет мы выучили казахский и создали свою семью – трое наших детей были рождены в этот период. Рожала я их не в Шымкенте, но привозили детей сюда мы в возрасте полутора месяцев.

Знаете, существует множество методик изучения языка, но важнее всего – мотивация. Как сильно вам хочется его выучить? Если вы готовы потрудиться, сработает любой способ. В Шымкенте мы прибегли к услугам одной женщины – она была не профессиональным преподавателем, а просто доброй и терпеливой женщиной, которая помогала нам с изучением языка. Вот, например, собираемся мы послать посылку или поговорить с врачом и просим преподавателя объяснить, как нужно строить диалог. Записываем ее слова и отправляемся в эти места, чтобы сказать все самостоятельно. С тех пор как девять лет назад мы переехали в Алматы, я начала учить и русский, но мне по-прежнему больше нравится говорить с людьми по-казахски, потому что, услышав это, они улыбаются мне в ответ.

Американцы открыты на публике, но закрыты в частной жизни. У казахстанцев все наоборот. Люди на улицах могут выглядеть неприступными, но как только ты начинаешь с ними разговаривать, они зовут тебя в дом и дарят свое гостеприимство. Мы благодарны, что живем с такими людьми. Шымкент всегда напоминал мне большую деревню – в хорошем смысле слова. Друзья частенько заглядывали к нам домой, мы делали то же самое. Это очень отличается от американского менталитета, и нам так жить нравилось. Я, например, просто обожала пить чай с друзьями – как бы просто это ни звучало.

Я очень рада, что мы жили в Шымкенте, потому что так мы смогли прочувствовать сердце казахской культуры. Думаю, люди на юге Казахстана чем-то похожи на ковбоев – любят риск и приключения, иногда резковаты, но в целом щедры и доброжелательны.

"Где лучше: в Казахстане или Америке?" – спрашивают меня. Я отвечаю, что эти страны слишком разные, чтобы их сравнивать. Мы любим Казахстан. Именно поэтому мы прожили здесь 20 лет! Но мы также любим Америку и скучаем по родным, которые, в свою очередь, понимают, что Казахстан для нас – особенная страна.

Больше всего скучаем по семье. Ну, есть еще мелочи, вроде мексиканской еды, или бейсбола, или фильмов на английском. Иногда мы просто скучаем по удобной жизни в среде, где тебе по умолчанию понятны все правила и традиции. Однажды в разговоре с моей учительницей казахского я нечаянно сказала, что хочу пригласить ее "тозаққа" (в ад) а не "конаққа” (в гости). Она была в ужасе! Потом мы поняли, в чем дело, и хорошенько посмеялись. Изучение языка делает тебя похожим на ребенка, который совершает досадные ошибки, но даже это помогает строить дружеские отношения.

Много лет назад я перестала носить часы, потому что поняла: казахстанцам отношения важнее, чем время. Гораздо лучше сидеть, пить чай и узнавать человека, а не поглядывать на циферблат, думая о делах, которые нужно сделать дома. А еще благодаря Казахстану я поняла важность радушия и трепетного отношения к гостям.

У жителей Казахстана есть одна привычка, назовем ее "я первый”, которая заставляет их думать, что хорошо быть первым в очереди, самым быстрым на дороге и так далее. Зачастую это контрпродуктивно. Например, когда светофоры не работают и все пытаются одновременно проскочить перекресток, получается пробка и в итоге никто никуда не едет. Мы пытаемся объяснить детям, что не стоит копировать такое отношение к жизни.

В 90-х Казахстану все еще была нужна гуманитарная помощь. Сейчас, когда благосостояние выросло, в этом нет необходимости. Мы с мужем выросли вместе со страной и поменяли сферу деятельности – сейчас мы занимаемся редактурой, переводами на английский и проводим тренинги. Надеемся, что наша деятельность помогает людям.


Брайан Райнхольдт, преподаватель искусства, Актобе


Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Я приехал в Казахстан по приглашению "Назарбаев Интеллектуальной школы" в Актобе. Я преподаю основы искусства ученикам 7-9 классов. Это мое первое место работы за пределами США. Я мало знал о стране, перед приездом смотрел видео, фильмы – все выглядело совсем неплохо. По приезду я начал учить казахский и русский, а потом встретил будущую жену, она из Актобе и прекрасно говорит по-английски, и забросил это дело.

Думаю, по истечении контракта в школе я попытаюсь найти работу в каком-нибудь казахстанском университете. Если не выйдет, вернемся с женой в Штаты. Актобе – неплохой город для иностранца, он небольшой, его легко изучить, но мне не очень нравятся бесконечные ветра и природа, честно говоря, в Алматы мне больше по душе. Не могу назвать Актобе своим домом. В отличие от Кентукки, здесь почти нет деревьев, воздух у нас более влажный, но, с другой стороны, меня не так уж угнетают морозы и атмосферная сухость.

Я не пытаюсь сильно интегрироваться в местное общество, но и не выделяюсь. Я просто стараюсь хорошо делать свою работу. У меня много работы и дополнительных проектов и, признаться, времени на все остальное остается мало. Будущая жена написала мне на Фейсбуке, мы разговорились, а потом встретились в общей компании. После первого же свидания поняли, что будем вместе. Это было для меня неожиданно. Я теперь думаю, что в Актобе я приехал именно для этого – чтобы встретиться с ней. Рядом с Ольгой сразу же возникло ощущение легкости, словно так и должно быть. Я бы не стал называть это судьбой – в слове "судьба" есть нечто тяжелое, будто нужно чего-то опасаться. Это были легкость и понимание с первой минуты.

Я наблюдатель от природы, меня не тянет много говорить. Достаточно смотреть и видеть. Могу сравнить это с периодом, когда я учился в Дании. Все вокруг говорили на датском, которого я не понимал. Меня это не раздражало, я воспринимал это как фоновый шум. Через год, правда, накапливается так называемая языковая усталость, когда не понимаешь языка, не можешь общаться, и тебя это напрягает. Тогда надо срочно съездить на родину.

Больше всего я скучаю по еде. Здесь не найти моих любимых арахисовой пасты, бекона и кленового сиропа. Мы нашли человека, который делает домашнюю арахисовую пасту и заказываем ее оттуда. Олина мама готовила для меня национальные блюда. Они отличаются от того, к чему привыкли американцы, но не слишком сильно. Но не могу сказать, что я большой фанат – пока только привыкаю. Дома с Ольгой мы едим много свежих овощей и достаточно просто приготовленное мясо и курицу, без большого количества жиров, как принято в Казахстане. Мы оба придерживаемся принципов здорового питания.

Я ношу четырех-пятидневную щетину. Однажды встретил таксиста, который мыл свою новую "Ладу" , он представился Тимуром и предложил меня подвезти и потом несколько раз возил в разные места. Вот он меня всегда ругал, что я как учитель должен бриться. А у самого при этом была огромная борода.

Я работаю в не совсем простой школе, ученики у меня воспитанные и прекрасно себя ведут. При этом они ребята умные. Мне кажется, их привычка к постоянной концентрации на предмете сильнее, чем у сверстников в Америке. Но вот чего бы мне хотелось добиться – это чтобы дети были способны к самостоятельному обучению, чтобы могли понять для себя, что им интересно, и углубляться в этом направлении, а не следовать указке учителя. Мои ученики, в общем-то, не против того, чтобы иметь больше свободы в обучении, но, как любых других детей, их надо учить, как распоряжаться этой свободой и собственным временем. Это самая большая задача в образовании. Но для этого требуется целая система, а не только один учитель теории искусства.

У учителей-экспатов в Казахстане очень хорошие зарплаты. Именно так школы получают нужных им специалистов. Полагаю, Казахстан – лучший вариант для заграничного трудоустройства преподавателя (просто об это мало кто знает). И высокие зарплаты, и комфортные, спокойные условия жизни. Практически все, кто приезжает сюда по контракту, хотят продлить его на второй год.


Паоло Гидини, преподаватель английского, Караганда


Приехавшие: взгляд иностранцев на наши регионы

Я уже бывал раньше в регионе – Узбекистане, Таджикистане, Кыргызстане – как турист. В Казахстан приехал впервые.

Учителем английского я стал недавно. Последние несколько лет я путешествовал по миру и понял, что эта работа позволит мне жить в разных странах и знакомиться с людьми по всей планете, даже если я не говорю на их языке. Мне нравятся мои ученики. У них есть амбиции, и большинство с энтузиазмом учит английский.

Благодаря путешествиям я более или менее представлял себе постсоветскую среду, в которую мне предстояло попасть. Интереснее было познакомиться с местными, узнать их взгляды на жизнь, религию, политику. Карагандинцы, если говорят по-английски, охотно заговаривают с иностранцами. Людям интересно задавать мне вопросы, рассказывать о себе – поэтому найти здесь друзей легко. С коллегами-преподавателями, кстати, сложнее – они предпочитают не смешивать дружбу и работу.

Мне нравится контраст Казахстана и Италии. Красота здешних природы и неба, этот мороз, манера одеваться (особенно мех), разрез глаз. Мне любопытно наблюдать, как работает мультикультурное общество, какая у него динамика. Здесь я утверждаюсь в мысли, что не существует универсальных истин, все зависит от точки зрения.

Если я и скучаю здесь, то разве что по итальянской еде, но я ведь езжу на родину время от времени, так что это неважно. Впрочем, я люблю пробовать новую пищу, Казахстан, с его миксом разных кухонь, не исключение.

А вот вам забавная история. Как-то сидели мы с друзьями в карагандинском баре. Хозяин и официанты начали искать бильярдный шар, который куда-то запропастился. Они несколько раз подходили к нашему столу и спрашивали, не видели ли мы шар. В итоге за час они перевернули весь бар вверх дном и безрезультатно. Через несколько минут приехала полиция. А еще через какое-то время – подозрительно выглядящий тип с пистолетом наперевес. И все это из-за бильярдного шара.

Источник: comode.kz
Комментарии
0